Глава 11. «Похоже, что тот, кто пытался вас убить не был гибридом»

«Похоже, что тот, кто пытался вас убить не был гибридом», – сказал Живан передавая мне через стол инфо-планшет на который только что смотрел.

Помощник, который принес его официально поклонился и снова исчез, оставив нас с нашим рекафом.

Предшествующий ужин более чем оправдал мои ожидания, и хотя в последующие годы я гораздо ближе познакомился с гением личного шеф-повара Живана, до сих пор я редко что мог сравнить с этим.

Лорд генерал доказал, что он приветливый и радушный хозяин, это только укрепило хорошее впечатление о нем, сформированное после нашей первой встречи на Гравалаксе.

Одно к другому и я наслаждался замечательным вечером, который только улучшился, когда к нам присоединилась Эмберли.

Ее появление в середине первой смены блюд, с вежливыми, но осторожными извинениями насчет своего неизбежного опоздания, было самым приятным сюрпризом. Энтузиазм, с которым она принялась наверстывать упущенное, как только взяла в руки вилку, показывал, что чем бы она не занималась ранее, это было несколько напряженным занятием.

Она не поделилась информацией и я знал, что лучше не спрашивать, как это сделал Живан, естественно, если только он уже не знал (1).

Оба с интересом слушали мой отчет о дневной деятельности, прерывая только чтоб задать подходящий вопрос или попросить передать соус.

Я начал с происшествия на аэродроме Дариена, сопротивляясь искушению приукрасить, так как я знал по опыту, что чем больше фактов о своем предполагаемом героизме я озвучивал, тем сильнее они приукрашивались в действительности.

«Люди Киша проследят за экипажем дирижабля», – сказала Эмберли с ртом, набитым соте из сердца грокса.

«Несколько ключевых рабочих транспортной компании уже исчезли, что само по себе важно, но никто из них не попал в сети поиска инфицированных».

«Ну по крайней мере они не попытаются провернуть это еще раз», – ответил я, скорее надеясь, чем веря в это, но к моему облегчению Эмберли согласилась.

«Киш уже ввел проверки безопасности для всех экипажей коммерческих авиаперевозок, так что теперь даже муха не проскочит без генного сканирования».

Она положила ложкой тертой редиски на ароматные потроха на своей тарелке.

«Я должна сказать, что он чрезвычайно эффективен для Арбитратора, назначенного за заштатный грязный шарик, как Периремунда».

«Может быть он раздражал не тех людей», – предположил я.

Это случалось в каждой ветке Имперских служб, талантливые и амбициозные индивидуумы бывают ограничены боязливым и некомпетентным начальством, или просто выбрали не ту сторону в бесконечных, внутренних политических играх, пуская под откос свою карьеру.

В это же время я сам хотел бы просиживать свои годы на бессмысленном теплом местечке, вдалеке от проблем, которые, как назло, продолжали со мной происходить.

Это только доказывало то, что я всегда подозревал: у Императора было отвратительное чувство юмора.

«В любом случае, это удача для нас», – сказал Живан.

Он приглашал Киша присоединиться к нам, но тот отказал, предпочитая как можно быстрее отследить нашего таинственного псайкера по горячему следу.



Я был не удивлен, когда его предварительный отчет был доставлен, и наш несостоявшийся убийца был полностью человеком (конечно, если эта фраза вообще применима к тем, кого затронул варп).

Никто из отродья генокрадов, с которыми я сталкивался не проявил таланта к варп-колдовству, и я упомянул об этом.

«Да, это ни разу не отмечалось», – согласилась Эмберли, что было так близко к истине, как и то, что инквизитор никогда не отбрасывал что-то как невозможное.

«Что поднимает вопрос о том, откуда прибыл наш приятель», – подчеркнул Живан, утонченно потягивая свой рекаф. – и почему он решил убить комиссара».

Я кивнул, соглашаясь.

«Да мне и самому интересно», – добавил я.

Я думаю что вы с Кишем очевидные мишени».

«Значит ты не видел пикты за последнее время», – сухо ответила Эмберли.

Естественно я не видел, у меня не было желания слушать сплетни местных гражданских, ни на этой, ни на других планетах, на которых я побывал. И привлекательная инквизиторша не теряя времени просветила меня, веселье как всегда искрилось в глубине ее глаз.

«Мысли журналистов и газеты полны вами.

Настолько, что выйди вы на улицы Периремунды, вы будете самым узнаваемым лицом Имперской гвардии».

«Понятно», – медленно сказал я, потягивая горькую жидкость из своей чашки, внезапно почувствовав как нарисовал себе мишень между своих лопаток.

По моему опыту гражданские только примерно представляли как на самом деле функционирует армия и похоже я был чудовищно подходящим, чтоб какой-нибудь полоумный мятежник решил, что устранение меня из уравнения как-то повлияет на нашу способность воевать с ними (2).

Это привело меня обратно к одному из фундаментальных вопросов.

«Так кем он был и кто его послал?».

«Ну, он явно был псайкером, – ответила Эмберли. – и относительно слабым».

Я кивнул, стараясь выглядеть как будто был в курсе, и к счастью Живан задал очевидный вопрос быстрее меня.

«Как вы узнали что он был слаб?» – он еще раз взглянул на инфо-планшет.

«Согласно отчету о вскрытии ему было четырнадцать, от силы пятнадцать лет.

Он успешно скрывал свое проклятие десятилетие, в противном случае давно бы уже был забран на борт черного корабля».

Я опять кивнул.

Исходя из полученного опыта, заражение варпом обычно происходит в начале половой зрелости, что я тоже упомянул.

«В большинстве случаев это так, – согласилась Эмберли. – но есть исключения».

Она пожала плечами, при этом её бледно-желтое платье на пару мгновений приоткрыло её кожу, очень приятно отвлекая меня.

» Конечно об этом лучше спрашивать кого то из Малеус или Еретикус, несанкционированные псайкеры по их части.

Но я знаю о них достаточно, чтобы узнать колдуна, который не может полностью контролировать свои способности.»

Она кивнула мне.

«Вы говорили, что когда он был рядом вы могли видеть мерцающее движение.»

«Так и было.»

Это было указано и в моем отчете об инциденте и объясняло, как я смог разрубить этого ублюдка пополам, не сообщая об экстраординарных способностях Юргена.

Так что Киш и Живан думали, что мне просто повезло с ударом наугад.

«Я продолжал разговаривать с ним, и это помогло мне понять где он находится».

«Именно».

Эмберли согласно кивнула.

«Если он использовал все свои силы, ему нужно было хранить молчание, максимально использовать свое преимущество, к тому же, ему следовало научить двигаться не выдавая своей позиции.

Причина, по которой вы видели отблески его боковым зрением была в том, что он был слишком взволнован, чтоб полностью сконцентрироваться на чем-то, что проецировало его ауру».

«Скорее всего», – ответил я.

«Отчасти.

Не может же быть что мы столкнулись с неким неизвестным, который внезапно обнаружил что он псайкер и захотел убить первого, кого увидел в пиктах.

Какова вероятность этого?»

«Я бы сказал, невысокая.»

Живан поставил на стол чашку рекафа и передал по кругу графин амасека, по меньшей мере не худшего чем в коллекции Киша.

«Я спрошу арбитра, не обнаруживали ли они на Периремунде активные культы Хаоса.

Везде, где есть колдуны…»

«Хороший аргумент», – сказал я, придя к тому же заключению самостоятельно.

Мы посмотрели на Эмберли, которая снова пожала плечами с тем-же приятным эффектом, что и в прошлый каз.

«Тут должен быть по крайней мере один», – сказала она таким небрежным тоном, что я счел это определенно тревожным.

«Вероятно несколько.»

Ладно, её ветвь Инквизиции занималась угрозами чужих, вроде той, что стояла перед нами в настоящее время, однако я ожидал что она будет немного более обеспокоена тем, что вокруг, возможно, бегает кучка еретиков, выполняет свои богохульные ритуалы и призывает неизвестно какие ужасы из варпа.

Что-то из того, о чем я думал, видимо отразилось на моем лице, потому что Эмберли улыбнулась мне.

«Большинство так называемых культистов понятия не имеет об истинном характере Хаоса.

Они объединяются скорее потому, что чувствуют отчужденность от общества, чем потому что хотят победы в галактике Губительных Сил.»

Её глаза на мгновение стали твердыми.

«Хотя, конечно. есть исключения (3).»

«И вы думаете, одно из таких исключений сейчас действует на Периремунде?» – спросил я.

Эмберли покачала головой.

«Я сомневаюсь в этом.

Мы бы уже нашли их следы.

Но возможно что здесь укрепилась одна из менее опасных групп.

Даже если бы все, что они делали заключалось в выполнении бессмысленных ритуалов, увиденных на пиктах ужаса, они были бы естественным убежищем для любого несанкционированного псайкера на планете.

Такого, как наш анонимный друг.»

Она глянула в направлении планшета.

У моего несостоявшегося убийцы не было никаких документов, одет он был в что то наподобие безвкусного костюма клоуна, который в каком либо другом месте заставил его выделяться как орка в балетной пачке, но, кажется, на Периремунде этот костюм граничил с консерватизмом.

Без сомнения Киш в конце концов выяснил бы кто это такой, но его партнеры к тому времени давно скроются.

«Итак, по вашему мнению, – медленно проговорил Живан, пытаясь переварить новую и неприятную информацию, которую Эмберли только что предоставила нам. – к какой бы группировке этот человек не принадлежал, она не будет реальной угрозой нашим действиям?»

Эмберли в отчаянии закатила глаза и вздохнула.

«Конечно они угроза, они же психи, поклоняющиеся Хаосу.

Только в настоящее время угроза куда меньшая чем флот-улей, который готов сожрать каждое живое существо на планете.»

Она потягивала свой амасек.

«Когда мы справимся с основной проблемой, можно будет волноваться о мелочах.»

Я был убежден, что ниразу не слышал, что инквизитор мог считать, отдельно взятый культ Хаоса, относительно неопасным, отзываясь о нем как о мелочи, и на всякий случай взял это на заметку.

«Давайте взглянем с другой стороны» – сказал я.

«Возможно тираниды сожрут их всех для нас.»

Эмберли мелодично рассмеялась.

«Может так оно и будет», – сказала она.

«Одну вещь я не понимаю, – сказал Живан, снова глядя в планшет. – почему они показались именно сейчас.

Они видимо знали что у них есть шанс и попытались его использовать.»

«Он вероятно не был самым рациональным человеком на планете, – сказал я, вспоминая Ракель и большинство других псайкеров, с которыми мне довелось встречаться. – и нужно помнить о том, что он думал что невидим.»

«Вероятно он думал что сможет зайти в здание Арбитрес, выполнить свою задачу… – по каким то причинам я не смог использовать фразу «убить меня», поскольку это очень ярко напомнило мне, как близко он подошел к успеху. – и снова выйти наружу.

Если бы ему удалось свалить вину на повстанцев, никто бы и не узнал о существовании культа.»

«Именно это я и имел в виду», – сказал Живан.

«Если бы они не проявили себя сегодня, мы бы все ещё не догадывались о их существовании.

К чему беспокоится?»

«Мы перевернули слишком много камней, разыскивая выводки генокрадов», – заметил я.

«Возможно они опасались что мы зацепим кого то из их членов и таким образом доберемся до них.

Поэтому они запаниковали и решили, что лучше нарушить наши противопартизанские мероприятия прежде, чем мы доберемся до них.»

«Звучит правдоподобно», – сказал Живан.

Что ж, это было не более иррационально чем что-либо другое, видимое мной от приспешников Хаоса за многие годы и я не мог придумать другого объяснения, так что просто кивнул.

Остаток вечера пролетел в приятных беседах, партии в регицид (которую я уверенно выиграл, несмотря на то, что Эмбрели висла за моим плечом предлагая альтернативные ходы каждый пять минут), и отличным амасеком из запасов лорда-генерала, что улучшило наше настроение до радостно-веселого, несмотря на ужасную угрозу нависшую над нами.

Давненько я не чувствовал себя настолько расслабленным, опять же несмотря на тяжесть дня, Живан очевидно чувствовал тоже самое.

С тех пор я стал получать периодические приглашения на ужин с ним, когда могли позволить повседневные заботы.

Тем не менее вечер подходил к завершению и я предложил проводить Эмберли до ее гостиничного номера.

Естественно не потому что она нуждалась в охране, она была вполне в состоянии самостоятельно разукрасить орка, это просто была дань вежливости, к тому же позволяющая мне провести в ее компании еще немного времени.

Через секунду раздумий, она улыбнувшись согласилась.

«Это будет мило», – ответила она.

Живан расположил свой штаб в здании Арбитра, скорее из-за безопасности, я полагаю, чем по другим соображениям и Эмбрели вела меня по поразительно запутанному лабиринту служебных коридоров, пока мы не вышли обратно на стоянку наших «Рино», оставленных пару часов назад.

Блестящий спидер, размером с лимузин был припаркован там же, его окна были затемнены, и он парил в паре сантиметров над запятнанным рокритом со слабым жужжанием гравитационных блоков.

«Отлично», – сказал я, глядя на гладкие линии и чувствуя едва сдерживаемую мощь.

Я был не в курсе ситуации с гражданским транспортом, но сомневался что эффективные и дорого выглядевшие вещи производились на Периремунде (4).

Когда мы приблизились, дверь с шипением открылась и Пелтон усмехнулся нам, шоферская кепка нелепо смотрелась на его копне пшеничных волос.

«Домой, миледи?» – спросил он, убедительно играя свою партию марионетки, и Эмберли кивнула, скользнув на заднее сиденье, почти так же роскошно обитое, какое было в искореженном лимузине Киша.

«Домой Пелтон».

Она взглянула на меня.

«Зайдете?».

«Естественно».

Я спрятал свое удивление с легкостью опытного обманщика и забрался внутрь рядом с ней.

Я поднял бровь, когда задняя дверь с шипением закрылась.

«Миледи?»

Эмбрели кивнула, и Пелтон подал питание в мотиватор, длинный, гладкий аппарат начал двигаться, поворачиваясь на месте, возвышаясь примерно на метр над полом и прожужжал вперед к двери.

«Я путешествую как Леди первого класса Вейл, младшая аристократка из системы Критенвард.

Это объясняет слуг и прочий сброд вокруг моего номера».

Последнее предложение было произнесено скучающим, протяжным произношением богачей и Пелтон опять усмехнулся, вероятно наслаждаясь шуткой.

«Эт мы», – объяснил он, в случае если я не понял, и вернул свое внимание к управлению.

«Упс, не заметил эту штуковину».

Он поддал чуть больше энергии в репульсоры подпрыгивая над «Рино», который внезапно появился из туннеля, пронося нас едва ли в сантиметрах между массивной бронированной машиной и потолком туннеля.

«Вспышка, хватит выделываться перед комиссаром», – сказала Эмберли, снисходительно упрекая.

«Извините, босс».

Мы вылетели из туннеля, как снаряд из «Сотрясателя» и рванули ввысь на скорости, которая несомненно вытряхнула бы желудок Юргена, если бы он был с нами, честно говоря и мой тоже, если бы машина не была оснащена инерционными амортизаторами.

Но так как езда была относительно гладкой, я откинулся наслаждаясь ею.

«Я встретил Лазаруса на брифинге», – сказал я.

Эмберли наградила меня холодным отстраненным взглядом, едва показывая заинтересованность именем.

«Он спрашивал как вы».

«Ты сказал ему?», – спросила небрежно Эмберли.

Я помотал головой.

«Я сказал, что вы выглядели достаточно хорошо, когда видел вас на Гравалаксе».

К моему удивлению она громко мелодично рассмеялась.

«У тебя определенно есть талант к таким вещам, не так ли?».

«Я не уверен», – осторожно ответил я.

Эмберли знала меня лучше кого бы-то ни было в галактике и видела глубже той маски, которую я обычно показывал всем, но я не был уверен насколько глубоко она меня понимает.

«Это зависит от того, о чем мы говорим».

«Дипломатия, расследования, вынюхивания».

Она опять довольно рассмеялась.

«Ты знаком с инквизиторским делом».

«Вам известно об этом больше чем мне», – ответил я и она засмеялась.

«Видишь, что я имею в виду?».

«Похоже, он думал, что я ищу какого-то Метиуса», – сказал я, возвращаясь к беседе.

«Почему он так подумал?».

«Потому что он знал меня и знал что вы связанны со мной.

Лазарус и я работали вместе, типа того».

«Типа того?» – переспросил я, глядя на окружавшие нас огни Принципии Монс.

Ночь была полна жизни и мысль о темной орде готовой спуститься на всех этих счастливых, беззаботных людей была депрессивной.

Эмберли кивнула.

«Механикус и Ордо Ксенос имеют совместный проект.

Он продолжался десятилетиями, но примерно десять лет назад она несколько запнулся на Перлии».

Она посмотрела на меня строго, и через секунду внезапное понимание захлестнуло меня.

«Долина демонов», – сказал я, воспоминания о тайной святыне Механикус, на которую я наткнулся ведя свою разношерстную армию к безопасности, впервые всплыло у меня мозгу за все эти годы.

Комплекс уже был выпотрошен, когда мы нашли его. Все и вся были мертвы, за исключением одинокого боевого сервитора, который заставил меня поволноваться, и в то время я был слишком занят стараясь отразить армию кровожадных орков, чтоб думать о загадках.

Теперь придется делать это сейчас, в свете новой и тревожной информации.

«Верно», – ровно сказала Эмберли, без сомнения желая узнать, как много я способен понять самостоятельно.

Я старался выкопать из памяти так много деталей, как мог, вспоминая обширное разрушение дамбы, волну, которая размыла долину, и насаждающую нас армию орков, которая так приятно была поглощена этой волной.

Но это было то, что я видел, и то, что произошло до этого, было более тревожным.

«Все были убиты», – сказал я медленно.

«Сначала мы думали, что это сделали орки, но там было слишком мало разрушений.

Место было атаковано чисто и с хирургической точностью».

Я вспомнил кое что еще.

«Все базы данных в когитаторах были выпотрошены, и что-то было взято из хранилища.

Было похоже, что там поработали мелтой».

«Это сделал Метиус», – сказала Эмберли.

Она наклонилась вперед и дотронулась до плеча Пелтона.

«Выбери живописный маршрут, Вспышка».

Понимая, что она имела ввиду, Пелтон свернул с изначального направления и начал спокойно объезжать вокруг дворцовых садов, где похоже губернатор проводил свой бал .

Фонари мелькали в декоративных кустарниках под нами, и элегантно одетые пары гуляли под руку по освещенным дорожкам или кружились вокруг друг друга на танцполе, плавающем в центре озера.

Никто не глядел на нас, вероятно принимая нас за еще одних припозднившихся, даже если они нас замечали.

«Все в одиночку?» – спросил я, с трудом веря в этом.

Эмберли отрицательно помахала головой.

«Естественно нет.

У него была помощь и контакты снаружи, но долгое время он был одним из главных магосов, работающих на проект».

«Что конкретно за проект?» – спросил я.

Эмберли замешкалась, как бы задумываясь о том, насколько могла мне доверять.

«Когда дамба строилась, – сказала она наконец. – Механикус раскопали там артефакт.

Он был не похож на все, что они видели ранее, так что они принесли его в Ордо Ксенос, может быть мы могли помочь идентифицировать его».

Я почувствовал как у меня начал дыбом встали волосы.

Могло быть только одно объяснение такому открытию.

«Дайте я догадаюсь», – сказал я. –

Он предшествовал появлению человечества на Перлии».

Эмберли медленно кивнула, соглашаясь.

«Он предшествовал появлению человечества в галактике», – сказала она тихо. –

нам, и всем другим расам, которые мы знаем, за исключением, возможно Некронтира».

На секунду она замолчала.

«И он до сих пор работал».

Покалывание прокатилось по моей спине и это было далеко не приятное чувство.

«Что он делал?» – спросил я, не способный спрятать нотки страха в своем голосе.

«Мы так и не узнали, даже после поколений изучения, но по косвенным данным, которые мы получили после истребления орков, было похоже что Метиус совершил какого-то рода прорыв».

«Которым видимо и не захотел поделиться», – я сделал вывод.

Эмберли мрачно кивнула.

«Весьма точно.

Он видимо имел сообщников внутри объекта, чтоб атака удалась настолько.

Восемь его товарищей техножрецов исчезли вместе с ним, так что не трудно догадаться кто ему помогал».

«Повреждения, которые мы видели, были нанесены снаружи», – сказал я.

«Значит у него была помощь еще и оттуда.

Банда наемников или что-то типа этого».

Воспоминания о мертвых техножрецах и их охране еще раз посетили меня.

«Слишком профессиональные.

Там почти не было случайных повреждений.

Даже взвод космодесанта едва ли был бы более педантичным».

«Мы решили так же, – сказала Эмберли. – и в суматохе орочьего вторжения, они могли спокойно убраться с планеты до того, как кто-нибудь заметил их появление».

«Ага», – ответил я, моя голова кружилась.

«И вы думаете они нашли убежище на Периремунде».

«Это вероятно», – ответила Эмберли.

«Я прилетела сюда, чтоб выяснить это и нашла Лазаруса, идущего той же дорожкой.

С тех пор мы делимся находками».

Она покусала нижнюю губу, явно раздраженная.

«К сожалению, тираниды несколько затрудняют это дело.

Я не могу все бросить и заняться тиранидами, готовыми свалиться нам на головы, потому что пока я буду пытаться прихлопнуть этих жуков, Лазарус получит отличную возможность побега вместе с Метиусом.

«Я думал что вы были на одной стороне,» сказал я, запутавшись.

Эмберли глубокомысленно посмотрела на меня.

» Ты знаешь как это бывает.

Предполагается что Инквизиция и Механикус являются равными партнерами, но каждый хочет заполучить артефакт себе, чтобы быть равнее другого.»

Я вздохнул и покачал головой.

«В гвардии все куда проще», – сказал я.

«Найди врага, убей врага.

Нас не должна беспокоить вся эта политическая возня.»

Это, конечно, было не совсем верно, но та жизнь, которую я обычно вел, была куда проще.

«Не сомневаюсь,» сказала Эмберли, не одураченная ни на мгновение.

Она пожала плечами.

«Итак, ситуация такова: где то на планете, в руках отступника находится невообразимо древний ксеноартефакт, флот-улей болтается у нас над головами, готовый разорвать этот мир, замаскированные генокрады замышляют повсюду выступить авангардом вторжения, а теперь ещё вылез кровавый культ хаоса, видимо на всякий случай, чтоб мы точно не заскучали.»

Она вызвала беззаботную улыбку с усилием, которое не многие люди кроме меня могли бы обнаружить.

«Добро пожаловать в мой мир, Кайфас.»

Заметки редактора.

Пока Каин носился по столице, всё глубже погрязая в моём расследовании, остальная часть Имперской Гвардии реагировала на страшные новости, которые довел до их командиров Живан, со своей обычной эффективностью.

Так как почти неизбежно Каин не утомляет себя упоминанием об этом в своих отчетах, я добавила следующую выдержку из воспоминаний Дженит Суллы, которая к тому времени была уже лейтенантом 597, в слабой надежде, что это прольет свет на события.

Как и всегда, что касается конкретно этого автора, читатели, находящие изысканное удовлетворение от сложных и тонких нюансов, которые может представить Готик, могут пожелать пропустить этот пассаж полностью.

Из произведения «Как феникс, ложащийся на крыло: Ранние компании и славные победы Валхалльского 597-го» за авторством генерала Дженит Суллы (в отставке), 101 M42

Мои читатели могут легко понять ужас, с которым были встречены новости полковника Кастин, после ее возвращения из столицы и остроту, с которой нам не хватало Комиссара Каина, чье уравновешенное поведение и стальная решимость перед лицом даже самых тяжелых кризисов было так безотказно вдохновляющим для тех, кто имел честь служить с ним.

Я, например, была рада тому факту, что вскоре он опять окажется среди нас и решила, что к его возвращению он не найдет, никого из подчиненных мне, мужчин и женщин, кто будет менее готов к встрече с самыми ужасающими врагами, чем он сам.

Кроме того, мы уже встречали и взяли вверх над тиранидскими злодеями на Корании, хотя и заплатив ужасающую цену, и я не сомневалась, что мы опять победим, под стойким командованием нашего полковника и вдохновляющим присутствием нашего комиссара.

К тому времени, когда он вернулся, его обычное бойкое поведение несколько поутихло под давлением ответственности, которую он теперь чувствовал (6), наша подготовка к встрече с внушающим страх противником хорошо продвигалась.

Предвидение полковника Кастин, что присутствие генокрадов на этом очаровательно изломанном мире предзнаменует прибытие осколка флота было оправданным, и мне хотелось думать, что 597-й был самым подготовленным полком на Периремунде к предстоящему нападению.

В свою очередь, я натаскивала свой взвод на мучительных уроках, которые мы получили на Корании, с тех пор, как полковник издала свой дальнозоркий приказ практиковать их, и чувствовала полную уверенность в своих мужчинах и женщинах, которыми командовала.

Когда облеченная в плоть мерзость флота-улья посмеет показаться, они не увидят в нас упадка боевого духа, в этом у меня не было ни малейшего сомнения.

Но когда враг действительно предстал перед нашим не терпящим ожидания оружием, это случилось далеко от комфортной прохлады Хоарфелла и таким образом, каким никто из нас не мог предвидеть.

(1) Он не знал.

(2) На самом деле, учитывая его популярность среди личного состава Имперской Гвардии, убийство Каина заметно отрицательно повлияло бы на мораль, что он, кажется, как правило не учитывал.

(3) Что объясняет существование Ордо Еретикус и Малеус. Хотя, нужно заметить, некоторые наиболее радикальные представители обоих ветвей едва отличаются от своей добычи даже в том, что касается здравомыслия.

(4) Д`лориан раптор, изготовленный на Рубике, если это конечно кого то интересует. Конечно, сильно измененный Янбелом; у стандартной модели нет средств связи, вооружения и брони.

(5) Каин сильно преувеличивает. Там было места по меньшей мере три сантиметра.

(6) Или, что более вероятно, похмелья монументальных масштабов.


6364042491471968.html
6364114518660057.html
    PR.RU™